Владимирский улей

Владимирский улей
Тип статьи:
Авторская

 Конструкция улья может выступать как фактор, способный изменять характер поведения пчел, об этом знают большинство опытных пчеловодов.  Г. В. Глазов, пчеловод-естествоиспытатель, высказал замечательную по своей глубине мысль о том, что «улей – деревянный волшебник» (1).  По мнению автора, тип жилища, соответствующие ему способы содержания и поведение пчел самым тесным образом взаимосвязаны между собой.

Поэтому поведение пчел в рамочных ульях, которое нам представляется как естественное и само собой разумеющееся, на самом деле в немалой степени видоизменено под воздействием как самих конструкций, так и наших методов содержания, основанных на вмешательстве в их жизнь.

Например, если взять ройливость, то Г. В. Глазов прямо заявляет, что причина лежит в конструкции, ее размерах, в недостаточной степени оптимальных для жизнедеятельности, особенно русских пчел.

Именно это лежит в основе возникновения фактора тесноты, а не особенность самого биологического процесса развития пчелиной семьи, как в свое время считал Ф. Герштунг, и о чем ранее автор уже упоминал (5).

По мнению Г. В. Глазова, если улей мал – роение обязательно. Он и называет даданы и руты не иначе как «ройдом», «усеченный кокон», «машинный улей» (1).

А А. В. Якимов связал влияние ульев распространенных конструкций еще и со злобливостью (8).

Поместив пчел в свой просторный владимировский улей, он отметил: «как домой к себе вернулись!» Вот насколько успокоились так называемые «самые агрессивные» среднерусские пчелы, впрочем, как и в установке автора.

Вывод: Злобливость – это не природная форма поведения пчел, а их реакция как на конструкции дадана и рута, так и на сопутствующие им наши способы «ухода» за пчелами в них.

Автор также считает, что ему впервые удалось полностью устранить роение из жизненного цикла пчел в активный период сезона именно благодаря особенностям своей конструкции, позволившей выработать соответствующую ей до предела упрощенную технологию содержания пчел (5, 6).

Далее, А. В. Якимов по-своему усовершенствовал улей Ф. Лазутина (3), сохранив при этом в неизменном виде изобретенный последним очень уникальный и интересный прием «передвижного летка», который, по сути, оказался прекрасной дополнительной иллюстрацией, подтверждающей наличие сформулированного автором «эффекта локализации».

Однако характер проявления и использования данного эффекта в обоих случаях оказался крайне противоположным из-за принципиальных различий в конструктивно-технических решениях, а отсюда и в технологических возможностях обоих подходов.

При использовании владимирского улья пчеловод должен сам создавать условия, то есть, настраивать улей на такой режим, при котором только и оказывается возможным проявление эффекта локализации.

А для этого он должен постоянно и вовремя поочередно закрывать и открывать по одному из 7 летков на холодный занос на фронтальной части корпуса для того, чтобы в соответствии с ритмом яйцекладки матки, выхода расплода и перемещения гнезда постоянно обеспечивать расплод кислородом (рис. 1, рис. 2).

Рис. 1. Владимирский улей с 7 летками.


Рис. 2. Владимирский улей с 7 летками, схема.

А это требует обязательного присутствия пчеловода на пасеке, чтобы внимательно следить за развитием пчелиной семьи. Напротив, в случае установки Муратова для безлюдного медодобывающего комплекса ее устройство таково, что оно само обеспечивает проявление эффекта локализации, которому пчелы вынуждены подчиняться (рис. 3).

Рисунок 3. Конец июля. Желтый цвет – мед, красный цвет – расплод.

В частности, летом матка будет откладывать яйца только там, где расплод будет в максимальной степени обеспечен кислородом.

Этот кислород поступает из воздушного потока, опускающегося вниз из летка на торцевой части корпуса на теплый занос.

Затем он проходит под рамками нижнего яруса над полом в свободное пространство за гнездом.

Там этот поток подхватывается, в соответствии с законом Бернулли, другим воздушным потоком вверху, проходящим через оба вентиляционных отверстия с обеих торцевых сторон крыши (рис. 3, рис. 4).

Рисунок 4. Конец марта. Желтый цвет – мед, красный цвет – расплод.

В результате пчеловод полностью освобожден от необходимости самому каким-то образом вмешиваться в этот процесс обеспечения расплода кислородом. Все происходит в автоматическом режиме.

И пчелы к концу сезона сами сосредотачиваются на постоянном месте расположения будущего клуба ближе к летку на торцевой части корпуса установки на теплый занос.

Здесь необходимо отметить, что эффект локализации может быть тесно связан с так называемой проблемой летка и вентиляции.

По мнению автора, леток и вентиляция в жилище пчел должны быть устроены таким образом, чтобы в нем всегда сохранялись такие зоны, куда воздух не поступает напрямую в виде проходящего потока.

Это необходимо для того, чтобы пчелы сами могли там по мере необходимости регулировать температуру, особенно в сторону ее повышения, что может быть связано с механизмом выработки ими иммунитета к вредителям и болезням.

Такое предположение согласуется с мнением К. Д. Пащенко (7) о том, что способность пчел повышать температуру напрямую связана с выработкой ими устойчивости к клещу варроа и с процессом самоочищения от него.

Он же приводит конкретные температурные параметры, влияющие на витальность этого паразита.

Кроме того, он указывает и на то, что устройство конструкций распространенных ульев с их сквозной вентиляцией таково, что само создает более благоприятные условия для этого паразита, чем для пчел, мешая им с ним расправиться.

Отсюда можно сделать вывод о том, что чем более благоприятные условия мы будем создавать для пчел в наших искусственных жилищах, делая их, согласно О. Н. Голубу (2), более биоадекватными, тем большую устойчивость к болезням и вредителям они смогут приобретать.

В установке автора такая возможность существует, потому что в ней всегда имеется зона в верхней части гнезда, где проточная вентиляция отсутствует (рис. 3, рис. 4).

Таким образом, и в данном случае имеется пример того, как с помощью работы над конструкцией можно позитивно повлиять на приспособительное поведение пчел.

Установка Муратова относится к классу ульев, в которых создано большое восковое пространство, необходимое для яйцекладки матки.

В Глазове оно образовано с помощью контейнеров, заключенных в общую рамку 500х500 мм.

В ульях Ф. Лазутина и А. В. Якимова оно создано за счет увеличения размеров самой так называемой высокой рамки 435 х 460 мм у владимирского улья.

В установке, произошедшей в результате трансформации двухэтажника (патент РФ 2120748 (4)), увеличение площади воскового поля произведено за счет обычных стандартных рамок, размещаемых в корпусе попарно друг под друга на разных этажах (ярусах), которые пчелы соединяют между собой в летний период.

Использование обычных стандартных рамок 435 х 300 мм в качестве составных элементов общего увеличенного воскового поля дает возможность для осуществления маневра, играющего роль спускового механизма, в результате которого полностью устраняется роение из жизненного цикла пчелиной семьи в активный сезон.

В начале сезона расплод, находящийся в верхней части общего, но составного воскового поля на рамках верхнего яруса, переносится на нижний этаж. При этом рамки нижнего этажа при необходимости могут быть заменены. И после этого производится дополнительное и окончательное доукомплектование гнезда рамками на весь сезон до его окончания в количестве, существенно превышающем роевой порог, равный 37,5 гнездовых дадановских рамок (5, 6).

Некоторые пчеловоды принимают конструкцию Муратова, как и Глазова за двухкорпусный лежак.

Но в действительном случае такого лежака корпуса вначале заполняются рамками с пчелами, а потом временно, ставясь друг на друга, соединяются в один, с последующей разборкой в конце сезона.

Напротив, в данном случае, сначала корпуса собираются в «неразборник», и только после этого в него помещаются рамки с пчелами или без них (4) (рис. 3).

Установка постоянно совершенствуется на основе последующих корректировок со стороны пчел.

В итоге ее удалось в еще большей степени оптимизировать после последних публикаций (5, 6).

Изменения коснулись следующих элементов:

1. Убран тамбур О. Н. Голуба (рис. 3, рис. 4).

2. Исчез последний смотровой колодец в результате изготовления пазов (рис. 4) в боковых стенках верхнего яруса ближе к торцевой стенке без летка, чтобы можно было ставить до конца рамки вниз на нижний ярус.

3. В летний период гнездо не закрывается сверху полностью наглухо потолочинами. Оставляется небольшая щель между заградительной доской (диафрагмой), закрывающей гнездо, и торцевой стенкой корпуса без летка (рис. 3).

Это и позволяет обеспечить необходимый активный воздухообмен в нижней части гнезда, отказавшись тем самым от полной замкнутости гнезда в летний период.

И, наконец, леток на теплый занос на торце корпуса располагается по его центру несколько выше места, где рамки разделены этажами (рис. 3, рис. 4).

Библиография

  1. Глазов Г.В. Пчеловодство как ремесло. — Новгород, издательство «Русская Провинция», 1992.
  2. Голуб О.Н. Как сохранить генофонд среднерусской пчелы в России / инф.анал. портал «Мир пчеловодства», 2018.
  3. Лазутин Ф. Изготовление улья-лежака на высокую рамку. Интернет. 2020.
  4. Муратов В.И. Русский улей XXI века. Издательство Нелидовская типография, 1998.
  5. Муратов В.И. Экологическое безроевое пчеловодство. — Старица, 2018, 3-е изд.
  6. Муратов В.И. Установка для получения меда на безлюдной пасеке. Докл. ХХII Международный Конгресс Апиславии 9-13 сентября 2018 г. Москва
  7. Пасека России, 10, 2018.
  8. Инф. анал. портал «Мир пчеловодства», 2018.
  9. Пащенко К.Д. Ахиллесова пята клеща варроа якобсони. Пасека России, 3-5, 2020.
  10. Якимов А.В. Леток в улье-лежаке. Эволюция: улей Лазутина, владимирский улей Якимова. Интернет. 2020.
32
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...