Воспоминания о В.И. Корчане, народном целителе из г.Лебедин

Воспоминания о В.И. Корчане, народном целителе из г.Лебедин
Тип статьи:
Авторская

Сейчас уже наверное мало кто помнит об удивительном человеке, Василии Иосифовиче Корчане, который лечил людей народными методами на рубеже 50-70х годов прошлого века. Мне повезло родиться в этом городе, где он принимал людей и даже жить рядом с его домом, на соседней улице. Его ученик, Константин Кулемза, тоже занимавшийся практикой лечения больных, от которых отказались врачи, был хорошим другом нашей семьи. В последствии, вместе с моим дедом, Василием Федоровичем Новоселовым они издали книгу рецептов, в которую вошли составы лекарственных сборов и методики подготовки сырья по технике лечения В.И.Корчана.

Тайны народной медицины

В этой статье, я собираю воспоминания об этом удивительном и загадочном человеке. Если у вас есть какая-либо информация, напишите в комментариях!

В.И.Корчан и К.Кулемза

 1. Василий Иосифович Корчан своим простонародным лечением прославился далеко за пределами Украины. Но все по порядку. По иронии судьбы я попала в Сибирь, г. Кемерово, где и прожила 30 лет. Пришлось мне жить на одной площадке с женщиной, которая лично общалась с дедом Корчаном. Их дочь страдала сахарным диабетом, на ногах были трофические язвы, и вот сестра ее мужа посоветовала им обратиться к деду Корчану. И повезла соседка дочь в Лебедин. Но в начале списалась с Василием Иосифовичем. Он велел привезти с собой барсучий жир и облепиховое масло и успокоил, сказав, что за два месяца, а может быть, и раньше ноги у дочери очистятся от язв. Но это при условии, что она будет сугубо точно соблюдать все рекомендации и пропорции приготовления мази, поскольку мазь придется готовиться дома собственноручно. А пока он им сам сделал мазь в таком составе: барсучий жир — 50 г; козий жир — 50 г; облепиховое масло — 50 г. Барсучий жир очищает от гноя раны, козий жир уплотняет мазь, а облепиховое масло снимает воспаление раны. Но прежде чем накладывать мазь, нужно рану обработать. Следует взять эмалированное ведро (если раны на ногах, то это очень удобно, а если на другом участке тела, то стерильную салфетку смочить в горячей воде и прикладывать к ране на 40 минут, также и в ведре парить — 40 минут). Налить в него горячей, чтобы можно было терпеть, воды, намочить спичку, окунуть ее в марганцовку (сколько пристанет марганцовки, столько пусть и будет), а затем эту спичку с марганцовкой бросить в ведро с водой и хорошо размешать. Мешать следует только деревянной палочкой. Затем окунуть ноги в раствор и подержать 40 минут в нем. После этого рану просушить стерильной салфеткой или стерильным бинтом и нанести мазь. Можно заклеить лейкопластырем (смотря какой величины рана) или забинтовать, приложив целлофан по величине раны. Не бойтесь, этот метод проверен на моих знакомых, которые излечились от язв. Повязку можно не снимать и сутки, и двое. Повторять перевязки до тех пор, пока рана не очистится от гноя и не станет розовой. Тогда можно перестать прикладывать мазь, а порошком «Стрепотоцида» засыпать рану, сколько пристанет. Через сутки попарить ногу и вновь засыпать «Стрептоцидом», но ни в коем случае не завязывать рану. Категорически запрещал дед Корчан завязывать язвы после «Стрептоцида». Все мои знакомые, которые придерживались этих процедур, излечились полностью. А мазь делается так: берутся в равных пропорциях три выше указанных компонента. Барсучий жир сам по себе жидкий, а вот козий нужно растопить на водяной бане. После этого влить в него барсучий и облепиховое масло, оно в аптеках есть готовое. Теперь и барсучий жир продается в аптеках, но он дорогой. Мне дочь присылает его из Сибири, где проживает. Я помогаю лечиться своим знакомым и родным, которые страдают от этого недуга, и все меня благодарят. Так вот, пока все в кастрюльке растопится до однородной массы, помешивать нужно только деревянной ложкой или палочкой. Дать покипеть несколько минут на медленном огне, затем снять и остудить, пока мазь не станет теплой. Перелить ее в баночку и поставить в холодильник. Год будет стоять и не портиться.Вот таким способом дед Корчан многим пациентам помог избавиться от этого недуга.

Тысячи больных благодарили его за излечение.

2. Целитель от Бога

В 1947 году на двадцатом году своей жизни вернулась я домой на Полтавщину из полевого госпиталя, где лечилась от фронтовых ран на ногах. Тот второй послевоенный год — был годом голода и разрухи. Я же два года, как закончила десятый класс вечерней школы, готовилась поступать в учительский институт в городе Сумы. И тут постигла меня беда. Однажды, забавляясь с соседским ребенком, я и не заметила, как он царапнул меня за кончик носа. К вечеру ранка засохла и образовалась корочка, которую я утром, умываясь, и стерла полотенцем. На второй день было то же самое, а на третий день я заметила, что корочки нет. На месте корочки было красное пятнышко, которое сильно чесалось и увеличивалось с каждым днем. Я обратилась в больницу. Там исследовали и сказали, что у меня инфекционное поражение кожи, которое называется «красной волчанкой». Начали пятно прижигать, но мне ничего не помогало. Тогда меня направили в Харьков, в институт
накожных заболеваний, при котором была поликлиника и стационарное лечение. Увидев страшные лица больных, которые там лечились по одному году и больше — от лечения я отказалась.

Вышла из территории института и очутилась в небольшом скверике. Сижу на скамейке и думаю: — Что же мне делать? Ведь скоро в Сумы ехать, в институт, а как же я поеду с таким красно-синим носом? И начала так усердно плакать, что даже не заметила, как чья-то рука коснулась моих плеч. Возле меня сидела дама лет сорока пяти, прилично одетая. Она и стала расспрашивать, откуда я сама и почему плачу? Узнав, что я родом с Полтавщины она сказала, что у нас по-соседству в Сумской области, в городе Лебедине живет дедушка Корчан-Онуфриенко, к которому мне и надо обратиться. Приезжаю домой, рассказываю матери своей, а она говорит, что это же недалеко от нас, всего 40 км. На второй день сажусь утром на велосипед и еду в город Лебедин. Приехала к вечеру, люди мне и подсказали, что дед живет в переулке Василева гребля. Подъезжаю к большому дому и вижу, что возле двора стоит легковой автомобиль, в который садятся пожилой офицер с женой, и стоят несколько женщин, которые не успели на прием к деду Корчану. Захожу во двор и вижу, что с огорода несет корзину с зеленью и цветами молодая, высокая, белокурая женщина.Я, не долго думая, подбегаю к ней и подхватываю эту корзину за вторую ручку. Донесли мы ее до сарая, она выносит два стула, и мы начинаем с ней сортировать цветы по видам. Разговорились. Она давай меня расспрашивать, откуда я. А сама рассказала, что ее муж Василий Федорович Корчан-Онуфриенко прием уже закончил. Я, конечно же, расстроилась, но она поспешила меня успокоить, сказав, что у них в доме в одной из комнат найдется лишняя кровать и для меня. А про себя кратко рассказала, что сама она немка, жена Василия Федоровича и дочь известного германского профессора медицины, очень знающего лекаря по лекарственным растениям. И зовут ее Неля Корчан. Сам В.Ф.Онуфриенко попал в Германию лет за 10-12 до начала войны, и все время работал денщиком ее отца. Отец любил Василия за его послушание и смекалку, за любопытство к профессии отца, которого часто вызывали на прием и в Европу, и в США. Вместе с ним ездил и Василий. Тем временем Неля подросла, и молодые люди полюбили друг друга, хотя девушка и была намного моложе Василия. После войны, по благословению родителей, молодые поженились. Василия тянуло на Родину и Нелин отец дал согласие на переезд. Приехали они в город Богодухов, а потом купили дом в городе Лебедин, в котором и зажили. Василий же начал лечить людей, то есть продолжать традицию отца своей жены. Вскоре к нам подошел и сам Василий Федорович. Я увидела перед собой хорошо сложенного мужчину в возрасте за сорок лет, среднего роста, с длинными усами. Был он в вышитой украинской рубашке и в хромовых сапогах. По своему юморному характеру он сразу удивил меня острым комплиментом. Посмотрел на мою «волчанку» и сказал:

— Не волнуйся, дочка, мы ее скоро вылечим. На ночь помазал пятно на носу какой-то жидкостью коричневого цвета с запахом не то дегтя, не то маслянистого йода. Утром повторил то же самое и домой еще налил неполный флакончик от пенициллина,
приказав мазать еще два дня, и ни в коем случае не мочить водой. На четвертый день над пятном образовалась черная корочка, которая вскоре сама отпала, а вокруг пятна исчезло покраснение. И чесаться перестало. А еще через день я уехала в институт. С тех пор прошло 55 лет, о болезни я забыла. Но не забыла я своего спасителя деда В.Ф.Корчана-Онуфриенко. Так сложилась жизнь, что я уехала на Донбасс и не имела возможности хотя бы навестить незабвенного целителя, который спасал жизнь многим людям лечением лекарственными растениями. Действительно, к нему приезжали за помощью люди со всего Советского Союза, и даже врачи приезжали на консультацию. Никому он не отказывал и не назначал таксу за услуги, а довольствовался тем, кто что даст. Всю весну и лето к нему носили подростки и старики сушеную траву и цветы, и он их принимал всю подряд,
без отказа. Причем за все это сразу рассчитывался наличными. Точно не знаю, но думаю, что дедушка Корчан уже ушел из жизни на этом свете, но жена его возможно еще жива, она тоже ведь много знала о секретах лечения лекарственными растениями.

Я очень сожалею, что больше мне не пришлось увидеть великого целителя. Наверное, в том, что так сложилось,
виновата все же послевоенная жизнь. Может быть, кто-то из читателей знает о жизни и работе дедушки Корчана после 50-х годов, то напишите, пожалуйста.
С уважением — Турянская З.И., 28500, Кировоградская область, г. Долинская, ул. Новая, 86/7

3. Чтобы не затерялся рецепт деда Корчана.

Этим рецептом Василий Иосифович вылечил нашего разведчика Виктора Викторовича Делля, человека, о котором следует рассказать подробнее, что я и сделаю.

У этого Делля непростая судьба. В 38-м году — арест отца, бывшего латышского стрелка, затем — детский дом для репрессированных. Оттуда он бежал, беспризорничал. Потом была учеба в школе юнг Северного флота, после окончания которой в числе пятидесяти ребят пятнадцатилетний Виктор Делль был отобран для школы морской разведки особого
назначения. Службу нес на «Морском охотнике». После демобилизации он сел за парту вечерней школы. Позже опубликовал свои первые очерки, стал журналистом, работал на радио. Многим, наверное, знакомы его рассказы, но особенно повесть о разведчиках «Базальт» идет на Запад». Вскоре писательское дело заполнило жизнь Делля целиком. Но тут
пришло испытание болезнью. Жить или не жить — так стоял вопрос. И Делль начал себя спасать. 40-50 лет — возраст
риска для мужчины. А тут еще, видимо, сказались резкие перепады в судьбе Делля, нервное перенапряжение. Здоровье стало сдавать, начались онемения и судороги конечностей, боли, перемежающаяся хромота. Не мог ходить, двигаться, мышцы полностью атрофировались. Диагноз — облитерирующий эндартериит, то есть поражение сосудов ног, нарушение
кровообращения. Да еще добавилась к этому гипертония, стенокардия, предынфарктное состояние, пародонтоз. Словом, отказывали системы жизнеобеспечения. Лечился, пил дикое количество таблеток, в том числе и редкие зарубежные лекарства, которыми друзья помогали. В больнице предложили ампутацию ног, сообщив без обиняков: «Операция даст несколько
лет жизни, а без нее и полгода не протянете». Тогда-то он впервые и задумался, что же это за лечение, которое приводит к скальпелю? Ведь таблетки глотал исправно, каждый день принимал инъекции, капельницы, новокаиновые блокады… Неужели все напрасно? Врачи же лечили, а среди них были способные и думающие специалисты.

От ампутации Делль отказался, решив, что сам должен постараться себя спасти. Еще когда Делль работал над книгой «Право на жизнь» о действиях разведгруппы в тылу врага, о партизанском движении на Брянщине, то лично убедился в том, какой поворот в сторону народной медицины был сделан во время войны. Партизанские врачи с головой ушли в народный опыт. И это понятно: не было ни лекарств, ни инструментов. Вся анестезия — стакан самогона. Тогда каждый совет старого человека брался на вооружение — какая травка, какой корешок от чего помогают. Как говорится — все пригодилось. Да и бабушка Делля не одного соседа от туберкулеза вылечила.

Да, риск был. Серьезный риск, можно и не успеть. Первым делом обратился во Всесоюзный институт лекарственных растений. Там когда-то существовал отдел народной медицины, позже грубо ликвидированный. Туда со всей страны стекалась информация о народных лекарях, изучались и испытывались их методы. Замечательная женщина, возглавляющая отдел, дала ему адрес Василия Иосифовича Корчана из Сумской области. Это был истинно народный целитель, в прошлом фельдшер, еще до революции объездивший многие монастыри Европы и собравший уникальные рецепты. Он разработал свою систему лечения
сосудистых заболеваний и доброкачественных опухолей. Корчан спасал даже при начальной стадии гангрены. Он долго подвергался гонениям, пока не взял его под защиту местный секретарь райкома партии, сказав при этом: «Раз помогает людям — пусть помогает».

Корчан дал Деллю настоянный на растительном масле состав из множества трав, велел делать пятнадцать втираний через день по 45 минут в каждую ногу. И через месяц болезнь остановилась.

Что же это за лекарство такое, которое дед Корчан готовил? В поисках рецепта я перерыла немало литературы, пока в одном из журналов «Крестьянка» не нашла истины. Журнал тот конца восьмидесятых годов, достать его не каждому под силу (да и у меня, если честно, даже номера его не сохранилось, и года издания, только вырезка). Разрешите кое-что вам из того
журнала процитировать:

«Чтобы стать обладателем этого чудесного лекарства, нужно потратить на его приготовление три месяца. Лекарство готовится из 16 наименований трав и 5 наименований круп, кроме риса. Травы все широко известны, и их можно купить либо в
аптеке, либо у травниц на рынке:

— корень валерианы;
— корень аира;
— корень девясила;
— адонис (трава с цветками);
— цветки боярышника;
— желтушник;
— тысячелистник;
— зверобой;
— мелисса обыкновенная;
— плоды рябины обыкновенной;
— лист череды;
— чистотел (лист);
— подорожник большой;
— корень лопуха;
— березовый гриб (чага);
— бессмертник песчаный

Крупы: овес, пшеница, ячмень, пшено, гречка.

Все компоненты берутся в равных весовых частях, только чаги брать вдвое больше (т.е. 2 весовые части), а чистотела вдвое меньше (т.е. 0,5 весовой части). Травы хорошо высушиваются, крупы измельчаются в кофемолке. Всем перемолотым, предварительно тщательно перемешанным, на треть объема заполняются молочные бутылки (те, что были раньше, при Советской власти, с широким горлышком). Оставшиеся две трети заливаются нерафинированным растительным маслом. После чего бутылки нужно поставить в темное место и держать при комнатной температуре в течение двух месяцев, ежедневно при этом бутылки взбалтывая. Спустя два месяца содержимое всех бутылок слить в эмалированную емкость и подогреть до температуры 60 0 С, после чего снова разлить по бутылкам и еще один месяц держать в тех же условиях, ежедневно взбалтывая. При лечении смесь взболтать, влить в руку немного лекарства и смазывать ноги, начиная от пальцев ног до пояса, одновременно массируя спиралевидными и прямолинейными движениями в сторону паховых желез, уделяя по 35-40 минут на каждую ногу. Лучше проделывать все это лечение на ночь. Затем ноги укутать и лечь спать. Для того чтобы поры очистились от лекарства и стали дышать, наутро все тщательно смыть, намыливая тело три раза. Втирания проводить через день. Курс лечения: десять втираний через день, затем двадцать дней отдыха, десять дней втираний и двадцать дней отдыха. Курс повторить через сорок дней или же полгода в зависимости от степени заболеваемости». Этот рецепт деда Корчана можно отнести к «золотым рецептам» мировой народной медицины. К сожалению, когда Василий Иосифович умер, то многие его рецепты и методики оказались утраченными.

Не секрет, что В.И.Корчан относился к самобытным людям, талантам, которым от Бога дано чутье, помогающее наладить связь человека и природы. Хотелось, чтобы читатели поняли, что никакой дискредитации врачей в моем письме нет. Ведь среди них немало отличных профессионалов, самоотверженных, преданных своему делу. И не их вина, что из целителей они часто в писарей превращаются. Здесь нет призыва к тому, чтобы все пациенты перестали обращаться в поликлинику или начали убегать из больниц. Любая, самая прекрасная идея гибнет, если ее довести до абсурда. Хочется, чтобы люди на этом примере убедились, как важно знать организм больного, уметь его слышать, поддерживать и помогать ему при первых сигналах неблагополучия. Если поступишь иначе, все будет по-другому. И тогда многие больные просто отвернутся от ортодоксальной
медицины.

Нина Григорьевна Галаверя, 49017, г.Днепропетровск, ул.Орловская, 31-б

4. Корчан и его преемники

Возле Центрального рынка в Киеве открылась аптека, в которой продаются только травы, никаких других медикаментов там нет. Она так и называется — фитоаптека. Я спросил сотрудников, знают ли они о Корчане: «А кто такой?»

В свое время к нему в Лебедин ездили отовсюду. В садике, возле дома, дожидались очереди. И люди были счастливы, если старик брался им помочь. Он оставил после себя почти 1200 папок с записями о ходе лечения — своеобразные истории болезней своих пациентов, которых вылечил и на протяжении долгого времени прослеживал результаты лечения. Письма к нему носили с почты мешками, и многие тоже сохранились. Как, впрочем, и канцелярские бумажки-указания из Сумского облздравотдела и даже из министерства в Киеве: немедленно прекратить знахарство под угрозой уголовной ответственности. Прокурор взял с него подписку, что лечить он никого не будет, иначе — тюрьма. Бюрократа не прошибешь. Ничего не помогало — ни «истории болезни», аккуратно заполненные крупным почерком Корчана, ни ходатайства излеченных им больных, ни даже просьбы местных организаций в Лебедине, которые видели, что Василий Иосифович Корчан — никакой не шарлатан, а действительно людей вылечивает. Не имеющим специального медицинского образования заниматься лечением категорически запрещено — таков был ответ на все письма и ходатайства.

Сейчас во многих газетах, по радио и телевидению рекламируют разных целителей, знахарей и даже колдунов, которые беззастенчиво обещают снять сглаз, порчу, обещают вы лечить от любых заболеваний, даже от рака. Старик Корчан ничего не обещал раковым больным — не знаю, не могу, нет у меня такой травки, говорил он. А эти берутся за все, даже за страшные
онкологические заболевания. В одной газете каждую неделю печатается объявление с портретом некой спасительницы, как она сама себя именует. Она дает своим пациентам «заговоренную воду». Приводятся отзывы ее пациентов. Одна избавилась от рассеянного склероза, у другой перестали отекать ноги, у третьей прекратились боли в желудке. Целительница ведет массовые приемы в больших залах, а отдельно — индивидуальные, причем необязательно являться самому больному — годятся и фотографии. Цена — 60 гривен. И делается это открыто, с ведома Министерства здравоохранения, чуть ли не по выданной им
лицензии. Того самого министерства, которое грозилось упечь в тюрьму Корчана, поставившего на ноги" 1200 больных людей. И это — лишь те, о которых он вел записи в самые последние годы, а до того он больных не считал.Корчан хотел, чтобы его официально признали, чтобы разрешили лечить людей. Вот это и послужило поводом для серьезных неприятностей — и для «Правды Украины», которая написала об этом, и для меня, как автора статьи. 

Узнал я о нем случайно. Пришел в редакцию человек. Ему 50 лет, живет в Чернигове, руководит одной конторой и много лет болеет туберкулезом в открытой форме. В правом легком у него глубокая каверна, и он регулярно ездит в Киев, в Институт туберкулеза на поддувание. Называется это пневмоторакс — подкачка воздуха в плевральную полость. Три месяца назад в институте снова сделали рентген, снова назначили пневмоторакс, он отпросился на 2-3 дня в Чернигов уладить дела в своей конторе, а в поезде разговорился с попутчиком, и тот сказал ему о лекаре из Лебедина, который лечит и туберкулез. В общем, не заезжая домой, повернул на Лебедин. Корчан расспросил его и дал микстуру на травах. Две недели принимать по три столовые ложки в день. Потом — проверка, и другое какое то корчановское снадобье. И так несколько раз. В институт этот человек приехал через два месяца. Сделали рентген — нет каверны. Он зашел к нам в редакцию и рассказал эту историю. Столичный институт за несколько лет не сумел сделать того, что за два месяца сделал не имеющий никаких дипломов старый лекарь! Я позвонил директору Института туберкулеза. Профессор Мамолат был «в курсе», но говорил сухо: важны отдаленные результаты. Позвонил я и в Лебедин. В райком. Первому секретарю. Спросил о Корчане.
— Да у него тут толпы — едут с самых разных мест!
Поехал в Лебедин и я. В командировку. Иду к лекарю не один, а с попутчиком — полковник в фуражке с голубым околышем.
— Лечиться? — спрашиваю.
— Нет, — говорит, — благодарить. Он жену вылечил. От волчанки.
Что такое красная волчанка, я знаю. Лечится она трудно, болезнь тянется порой годами. У жены полковника волчанка была на носу. Корчан дал ей настойку и велел два раза в день осторожно кисточкой смазывать шишку, но так, чтобы не задеть здоровую кожу. Вылечил!
— Серебряный портсигар везу ему в подарок, — заключил попутчик.

Дом Корчана. На стеллажах, как книги в библиотеке, папки. Он все подробно записывал: какая трава, как сушил, как растирал, что с ней потом делал и, конечно, имя и фамилия больного, адрес, и что обнаружилось при повторных визитах его пациентов — в общем, полная история лечения и результат.Я думал: достаточно в газете рассказать об этом, и Корчану помогут. Ведь «Правда Украины» была органом ЦК. Но именно оттуда, из ЦК, редакция получила нахлобучку. Мне тоже влетело.
Между тем шли отклики на статью. Письмо из Харькова: у автора — неизлечимая какая то болезнь, врачи от него отступились. Он и в Москву ездил, помочь ему не смогли. Прочитал он в «Правде Украины, о Корчане и поехал к нему Василий Иосифович ничего не обещал, но сказал, что попробовать может, — »есть у меня одна хорошая травка". Но лечить ему запрещено, прокурор рядом. Ну, больному терять нечего — написал тогдашнему председателю Совета Министров СССР Малинкову: «Прошу вас, Глеб Максимилианович, дайте указание, чтобы в порядке исключения раз решили Корчану полечить меня». Предсмертный, можно сказать, вопль. И, конечно, он не дошел до адресата. Просьбу переправили в Минздрав СССР, оттуда — в украинское министерство, потом — в Сумы, в район. А там ответы наготовлены заранее. На папиросной бумаге. Только фамилию и адрес
вписывали: «Сообщаем, что гр. Корчану лечить запрещено как не имеющему медицинского образования». Эту десятую или двенадцатую копию (так что и разобрать машинопись было трудно) и переслал нам из Харькова тот больной.
Что же делать? Однажды на каком-то совещании я увидел секретаря ЦК Компартии Украины Иващенко и попросился к ней на прием. Ольга Ильинична ведала в ЦК социальными вопросами. Я рассказал о письме Малинкову, показал ответ на папиросной бумажке. «Что вы предлагаете?» — спросила она. Я говорю: послать бы специалиста в Лебедин, пусть разберется. «Согласна», — сказала Иващенко и позвонила в сектор здравоохранения того же ЦК.
— Ольга Ильинична, — раздался оттуда голос так громко, что услышал его и я.
— Мы столько возились с тем Корчаном… Таких знахарей в каждом районе пруд пруди. И все не лечат, а калечат.
На том все и кончалось. Иващенко позвонила редактору, устроила ему выволочку. А он — мне. Чтобы без его ведома не смел ходить в ЦК. Вот и все. А много позже случилось мне лежать в больнице с одним известным художником, который больше верил в свои методы лечения, чем в капельницы и уколы. Лечился он сырыми овощами, в палате развел целую кухню — принес миски и терки, в кульках — свеклу, морковь и прочие витамины. Утром перед больничным завтраком он готовил себе салаты. Он и мне
надавал кучу всяких советов. Даже в соседние палаты ходил и рассказывал, как что лечить. И самое интересное — врачи его поддерживали.
Я об этом написал в газету. И уж, конечно, вспомнил Корчана — как его когда-то травили. И вдруг приходит письмо из Лебедина, хотя авторы его, муж и жена Поляковы, живут в Сумах, а в Лебедин ездят по делам своей «фирмы». Людмила Полякова — дальняя родственница старого Корчана. Отец ее помогал Корчану, учился у него, и сам потихоньку лечил больных людей. У дочери же — медицинское образование, и она — уже на законном основании — продолжила лечебную практику отца, а, значит, и самого Корчана. И она, и муж молоды — нет еще. 30 лет, у них старенькая машина, они ездят собирать травы, сушат их, как это делал
Корчан, и по лицензии, полученной в Киеве, открыли чтото вроде лечебного пункта (о таком всю жизнь мечтал Василий Иосифович). У нас завязалась переписка, они вдвоем приезжали ко мне в Киев, привезли фотографию могилы Корчана на лебединском кладбище. По моей просьбе они разыскали того самого секретаря райкома, который, несмотря на все запреты, все же «признавал» старого лекаря и, более того, оказывал протекцию к нему разным именитым людям из Киева и даже из Москвы
(Николай Семенович Ковтуненко рассказывал, как он ходил к старику: помогите, Василий Иосифович, моему другу, вот приехал к вам полечиться. А Василий Иосифович: «Мне же запрещено категорически». И хитро улыбается).
Корчан умер в возрасте 90 лет, но дело его, оказывается, не забыто. В свое время он просил министерство дать ему десять студентов-старшекурсников из мединститута: пусть живут у меня, говорил, я и кормить их буду, — лишь бы учились понимать травы, как и что с ними можно делать, как сушить. Ответ тогда был такой: «А что, разве это наука — сушить травы?»
У него своя система была: как раскладывать на горище, какую с какой, когда переворачивать…

271
RSS
kalechin
21:55
Спасибо интересная статья. Мой дед тоже практиковал народную медицину ещё до войны.В основе некоторых приготовленных им мазей он использовал дёготь и куриный помёт с добавлением различных ферментов в зависимости от диагноза заражения, пепел, соду, глину, и т.д. Но я признаю на сегодняшний день только не традиционную медицину. Это очищение организма от таксинов, контроль за кислотно-щелочным балансом крови, практикую метод Бутейко, и здоровый образ жизни. Если поднять эту тему на более серьёзный уровень, она может обрести много сторонников и принести большую пользу в понимании оздоровления организма, без дорогих лекарств, врачей, и нашей продажной традиционной медицины.

 

Загрузка...