Обоняние и запахи в жизни пчел.

Многообразен мир пчёл. Среди перепончатокрылых они почти самые представительные. Их насчитывается в мире около 20 тыс. видов, распространённых всюду, где имеются цветковые растения. Все они выкармливают своё потомство пыльцой и нектаром. Но из общего количества общественные медоносные пчёлы составляют только 15%, а остальные 85% видов пчёл живут одиночно. У них каждая самка спаривается с самцом, строит сотик с десятком ячеек, наполняет его кормом, откладывает яйца. Появившееся на свет потомство уже на второй год так и не узнает в лицо своих родителей. Однако, только родившись, пчёлы уже находят определённый вид растений, с которых будут собирать корм, знают, сколько запасти его в ячейку, умеют строить гнездо и т.д. Они знакомы с растением с первых дней жизни по запаху, ведь они питались его пыльцой ещё в личиночном возрасте, запомнив его цвет и форму, оставив дорожные “вехи”, они безошибочно продолжают работать.
…Для существования и нормальной жизнедеятельности пчеле многое дано от природы и передаётся по наследству. Здесь имеется в виду не только её внешние формы и окраска тела, но и полный набор необходимых органов, воспринимающих звуковые, зрительные, химические и прочие сигналы. Так, пчёлы способны не только различать звуки, но и издавать, распространять акустические сигналы, их виброрецепторы способны воспринимать звуковые и любые тончайшие колебания среды; при ориентировании в пространстве использовать магнитное и электрическое поля; определять путь, по которому движется солнце; имеют органы (джонстоновы), контролирующие скорость и направление полёта; распознают горькое и солёное; с помощью термо- и гигрорецепторов реагируют на изменение температуры и влажности; ориентируются и видят в темноте, улавливают ультрафиолетовые лучи и многое другое. Все эти приборы работают удивительно чётко. Однако усики-антенны всё же являются наиболее совершенными органами, без них пчела не смогла бы существовать. Ведь на них расположены хеморецепторы, воспринимающие наличие различных химических веществ в воздухе. Их значение трудно переоценить, так как химическая ориентация у пчёл имеет главенствующее значение в течение всей жизни.
Наиболее чувствительные хеморецепторные датчики на усиках расположены на 6,7 и 8-м члениках. Внешне они представляют собой микроскопические волоски – органы осязания и мельчайшие овальные пористые пластинки диаметром 12-14 мкм в наибольших углублениях и такие же бугорки – плакоидные сенсиллы, или органы обоняния. Число их у разных особей неодинаково. Так, у рабочей пчелы на каждой антенне находится от 3600 до 6000, у матки – около 3000, а у трутня – в десять раз больше, чем у матки, – около 30 000 пористых пластинок. А обонятельных пор ещё больше, почти полмиллиона, тоже с нервными окончаниями. Такие датчики устроены очень просто и отличаются тем, что кутикула, прикрывающая нервные окончания, чрезвычайно тонка и проницаема для пахучих веществ. Но, несмотря на простоту устройства, они обладают очень высокой чувствительностью к запахам.
Связь между обонянием и осязанием даёт возможность пчёлам воспринимать по запаху даже форму предметов, что очень важно при поиске цветов. Человеку чувство “круглого” или “квадратного” запаха недоступно.
Так, обладая тонким обонянием и великолепной памятью на запах, пчёлы находят богатые нектаром цветы. Кроме того, запахи обеспечивают связь между особями различных полов, т.е. являются запахами “зова любви”. Часто по запаху единичных молекул самцы находят самок, ведь не зря же у трутня столько обонятельных сенсилл и все они предназначены для определения местонахождения матки. По запаху пчёлы могут определять особей своего вида или своей семьи и с помощью запахов передавать сигналы тревоги и т.п.
Чтобы пчеле легче было разобраться во множестве запахов, природа устроила так, что, не все чувствительные клетки включаются в определение какого-либо запаха, им свойственна избирательная специфичность. На антенне пчелы нет даже пары клеток, имеющих одинаковый спектр восприятия запахов. Исследования показали, что в сенсиллах имеются отдельные клетки, настроенные на восприятие углекислого газа, запаха железы Насонова (следовых меток), запаха матки и т.д., они и обеспечивают необходимый поиск.
В качестве сигналов организмы используют только им свойственный различный набор химических соединений.
Химические сигналы… Не с их ли помощью пчёлы разговаривают между собой, не здесь ли азбука их языка, языка общения? Не в этом ли кроется одна из загадок пчёл? Они хорошо воспринимаются на свету и в полной темноте, вблизи и на значительном расстоянии, долго сохраняют свою информацию. Немало исследователей пытались объяснить поведение пчёл, но удалось постичь радость открытий не всем. Лишь К.Фриш, просидевший много лет у стеклянного улья над изучением пчёл, один из первых понял, что “танец” является средством их общения. Он назвал это языком пчёл. Пусть он очень ограничен по своей информативности, сообщает только о расстоянии и направлении полёта за взятком, но, тем не менее, является врождённой способностью общаться.
Во время танца пчёлы-разведчицы сообщают своим сёстрам о найденных медоносах. Если они растут не далее 100 м от улья, то пчёлы совершают круговой танец и одновременно дают окружающим их пчёлам принесённый нектар, содержащий запах цветущих растений, а те по цепочке другим. Аромат цветов в капельке нектара помогает им безошибочно находить дорогу к медоносам. А направление к источнику выбирают по изменяющемуся градиенту запаховой концентрации или по внутренней структуре струи воздуха. О находках, расположенных на более дальних расстояниях, пчёлы сообщают другим танцем, они вытанцовывают форму восьмёрки. При этом успевают сообщить и другую важную деталь – направление к источнику взятка. Оказалось, что если соединить восьмёрки прямой линией, то она покажет, на сколько вправо или влево от солнца надо отклониться, чтобы найти медонос. Пчёлы одной семьи и одной породы хорошо считывают эти сигналы. Но если привезти сюда пчёл другой породы и смешать их в одном улье с местной, то они перестанут понимать друг друга. Дело в том, что, например, серая горная кавказская пчела, совершающая медленные танцы, не способна понять танец более быстрой краинской пчелы и т.п.
Танец-компас всегда надёжно приводит пчёл к цели, но это ещё не всё. Известно, что у рабочих пчёл, как и у матки, между пятым и шестым сегментами брюшка имеется железа Насонова. Пчела-разведчица, побывав на цветке и полакомясь нектаром, выворачивает железу и выделяет вещество жёлто-серого цвета. Так она метит место сбора пыльцы и нектара, а также то место, где она брала воду. Это делается для того, чтобы застраховаться от случайностей, ведь не все цветы пахучие, а найти дорогу к ним надо. Лишь на заключительном этапе поиска включается запаховый ориентир.
Несколько по-другому медоносная пчела мелипона извещает об источниках корма. Разведчицы танцев в гнезде не выделывают, они по-особому жужжат и тем самым настраивают других сестёр. После чего те массами вылетают за взятком, но неизменно ориентиром им служат метки, оставленные на пути лёта. Точно так же запахом-ориентиром пользуются дикие одиночные пчёлы, так как им язык танцев неизвестен. Однако такое представление будет слишком упрощённым. Кроме запаховых ориентиров, которые по значимости, безусловно, относятся к первой ступени, при поиске источника нектара и пыльцы у пчёл включаются и другие приборы, следящие за серией ориентиров по пути к цветам. Когда пчёлы уже близки к цели и цветы попадают в поле их зрения, запаховый стимул уступает место зрительному.
Считается, что в природе так называемых первичных запахов (основных) немного, всего 20-30, но различных сочетаний не счесть. Разобраться в них очень сложно. К тому же они органиче-ского происхождения и легко поддаются распаду. Пчёлы различают 10-11 основных цветочных запахов и тысячи их комбинаций. Весь этот набор химических соединений является своеобразной азбукой их языка.
Живые организмы синтезируют и выделяют летучие вещества – феромоны. Они гормонального происхождения, но гормоны в отличие от феромонов выделяются эндокринными железами в кровь организма. Гомональные вещества являются важными регуляторами роста и развития. Сейчас известно, что как в индивидуальном развитии, так и в метаморфозе принимают участие три гормона: активационный, синтезированный клетками головного мозга, стимулирует активность эндокринных желез; экдизон – рост тканей тела в процессе метаморфоза; ювенильный, извлечённый из брюшка самца. Вот эти вещества и действуют на развитие личинок в определённых стадиях. Если удалить железы, синтезирующие гормоны, то можно прервать их детство, они станут досрочно взрослыми. Важную диспетчерскую роль в этом процессе выполняет ювенильный гормон, он решает судьбу личинок, из которых будут выходить трутни или матки.
Феромоны по направлению влияния подразделяются на аттрактанты и репелленты – вещества, обеспечивающие направление движения к источнику стимуляции или от него, отпугивающие или привлекающие; аррестанты – вещества, вызывающие резкое замедление движения или остановку; стимулянты – вещества, действие которых приводит к началу движения или какому-либо рефлекторному акту (питание, откладка яиц и т.п.); детерпенты – вещества, тормозящие реакцию, и др.
Эти химические соединения вызывают специфическое поведение у пчёл. Они могут действовать как через обонятельные рецепторы (половые аттрактанты, вещества тревоги, маркирующие запахи), так и через питание (маточное вещество; вещества, влияющие на развитие пола пчёл). Есть и другие соединения, с помощью которых пчёлы могут объясняться.
В семье происходят сложные взаимоотношения между особями с помощью выделения и распространения феромонов. Здесь более 30 видов различных гормональных веществ влияют на все физиологические состояния членов семьи. При этом матке отводится главенствующая роль, особенно в объединении и привлечении членов семьи. Она производит такие феромоны, которые регулируют многие функции семьи, способствуя единству её, но особое значение имеет маточное вещество. Стойкость и биологическая активность этого универсального феромона вызывает удивление. Его молекулы сигнализируют пчёлам, что матка полна сил и нет необходимости беспокоиться о выводе новой. Практически он и управляет всей деятельностью семьи, побуждает пчёл к строительству сотов с пчелиными и трутнёвыми ячейками. Сегодня учёным удалось расшифровать химический состав маточного вещества и даже получить в лаборатории 9-кетотранс-2-деценовую кислоту, выделяемую мандибулярными железами.
Матка производит и другие вещества. Например, на рой, покинувший улей, маточное вещество и секрет железы Насонова действует как объединяющий феромон, побуждая пчёл держаться вместе. Поэтому они собираются гроздью и так висят, пока не последуют другие сигналы. И как только рой снялся с места, матка выделяет новое вещество – 9-оксидеценовую-2 кислоту, тоже выделения мандибулярных желез. Пахучие молекулы этого вещества прокладывают пчёлам химический след, которым необходимо им следовать. В самом улье запахи этих кислот в отдельности или их смесь не привлекают пчёл к матке. Но если появится особь, излучающая высокие концентрации маточных феромонов, то она воспринимается остальными как вторая матка и зажаливается.
Специальные опыты показали, что передача феромона от неполовозрелой матки в улье осуществляется антеннами рабочих пчёл, которые передают его при контакте. И о том, что здесь живёт слишком молодая “невеста”, “женихи” знают. Запахи матки служат мощным оружием “женского очарования”. Эти особые вещества – сигнализаторы, эпагоны (привлекать), служат для трутней сигналом: “есть половозрелая неоплодотворённая самка”. Повзрослев, матка делает первые ориентировочные облёты, однако половой феромон ещё не синтезируется. И только тогда, когда подошла пора интимных связей при вылетах на спаривание, она пользуется “молекулами любви”. В это время железы матки выделяют секрет, который как бы приглашает трутней на спаривание. В определённых зонах на расстоянии 150-1000 м вокруг пасек в разных местах трутни уже скопились небольшими группами. И как только матка поднимается на высоту 10-12 м, она сразу же попадает в поле их зрения. Трутней привлекает запах полового аттрактанта матки. Система ориентации в полёте на запах самки настолько у них совершенна, что безошибочно позволяет находить её. Сначала небольшими группками слетаются они с подветренной стороны от матки и объединяются в большую группу, преследуя её, пока не произойдёт спаривание. Источником запаха “зова любви” являются мандибулярные железы. Но запах этого вещества не так сильно привлекает трутней, как совместный запах с выделяемым феремоном абдоминальных желез, брюшной криптовидной. Этот феромон – сложная транс-9-окси-2-деценовая кислота – усиливает эффект сплочения трутней вокруг матки. При этом маточное вещество действует и как афродизиак (летучие мо-лекулы с запахом цветов или плодов, выделяются трутнями и матками), побуждая трутня садиться на спину матки, когда жалоносная камера открыта. Замечено, что осеменённая матка отличается большей привлекательностью для разгорячённых трутней. Однако всему есть предел, и если матка оказалась в радиусе до 150 м от родного улья, то “женихи” прекращают ухаживания за ней, дают возможность ей правильно сориентироваться на родной улей.
Матка имеет и другой феромон, который выделяется парной железой жалоносной камеры, железой Кожевникова, – это 9-окси-2-деценовая кислота. Она также является специфическим источником привлечения к матке рабочих пчёл и трутней. Этот же запах может подавлять инстинкт кормления матки у рабочих пчёл.
Привлечение пчёл к матке играет важную роль в их жизни. Если вдруг они обнаружат отсутствие матки, то немедленно поднимут тревогу и тысячи обеспокоенных сородичей устремляются на её поиски. Мёртвая матка внутри улья затормаживает развитие яичников рабочих пчёл почти на 5 месяцев и не вызывает появление физиологических трутовок, так как пчёлы берут в это время с её тела активное вещество, настолько оно стойкое. Но если пчёлы не найдут в улье матки, то они, встревоженные, приступят к выводу новой.
Известно, что запах железы Насонова объединяет пчёл вокруг матки вне улья не только своей семьи, но и пчёл других семей и пород. Этот сложный запах, разложенный на компоненты, не будет таким активным. Однако учёные сегодня уже знают эти составные части и в каких количествах они наиболее действенны. Эти вещества способствуют привлечению пчёл роя к месту поселения, говорят о мирном намерении осиротевших обитательниц улья, участвуют в других общениях.
Как влияют на взаимоотношения пчёл химические вещества? Известно, что ядовитое жаля-щее оружие пчёл снабжается несколькими железами. Их выделения содержат гистамин, фосфо-липазу и гиалуронидазу, которые вызывают зуд и жжение вокруг ранки. Но вместе с ними выде-ляются и феромоны, которые являются сигналом тревоги. Вот они-то и приводят семью пчёл в состояние боевой готовности. Тогда непрошенный гость редко остаётся безнаказанным. При этом в место ужаления рассерженные пчёлы впрыскивают вещество, напоминающее запах бананов. Ориентируясь по нему, сотни пчёл преследуют жертву и добавляют новые порции яда, содержащего изоамилацетат. Это вещество стойкое, в течение 10 мин. сообщает членам семьи местонахождение нарушителя.
Удивительная способность пчёл различать своих и чужих особей. Они узнают своих особей по присущему им специфическому запаху, сродни запаху улья, который состоит из большого количества компонентов. Но пчёлы способны по смешению запахов в разной пропорции разбираться в них. Пыльца и нектар двух ульев никогда не бывают одинаковыми, так как собраны они с различных растений и в разных соотношениях. А покровы тела пчелы устроены так, что, как губка, пропитываются запахом улья и удерживают его. И всё же главное не только в этом. Учёные провели такой опыт: взяли пчёл одного улья и поместили в отдельный ящик-клетку, разделённую стеклянной перегородкой. Через сутки её удалили и пчёлы объединились, как родные, в одну группу. Но вот когда удалили её через 5 суток, пчёлы-сёстры вступили в смертельную схватку. Что повлияло на разрыв их родственных связей? Оказывается, дело здесь в их непрестанном обмене питательными веществами каждой группы. Сама по себе пища не так важна, важны процесс её переработки семьёй, непрерывное уравнивание продуктов обмена и передача их через рот между пчёлами группы. А поскольку в разных группах проявляется разный обмен, то здесь неизбежна выработка разных запахов. Поэтому пчела, попав в чужой улей, задерживается стражей.
Сегодня мы знаем название пахучих веществ, которыми пчёлы отмечают свой путь к медоносам на кустарниках, деревьях, камнях, поилках и др. Это молекулы нераля, цитраля и гераниола в сочетании, напоминающие запах цветов мелиссы или плодов айвы. Они-то и позволяют пчёлам находить путь в свой улей. Много различных танцев совершается пчёлами в улье (круговой, восьмёркой, качающий или скребущий, радости и массажа, чистки и тревоги и др.), и много других разнообразных запахов служат пчёлам средствами связи и защиты. Терпены, альдегиды, кетоны, эфиры и другие едкие и ароматические соединения в различных соотношениях увеличивают возможности общения между собой.
Исследователи доказали, что в букете запахов максимальной активностью обладают цис- и трансизомеры цитраля. Эти вещества обнаружены также в нектаре и пыльце цветочных растений, посещаемых пчёлами. А это значит, что компоненты пищи в определённой мере влияют на структуру феромонов пчёл.
Не только железы Насонова, Кожевникова или мандибулярная выделяют пахучие вещества. Обнаружено ещё восемь летучих соединений в теле рабочих особей медоносных пчёл, которые также играют существенную роль в обмене информацией. К ним относятся н-бутилацетат, изоамилацетат, изоамиловый спирт, н-гексилацетат, 2-нонакол, н-децилацетат, бензилацетат, бензиловый спирт. Каждое вещество в отдельности не обладает высокой биологической активностью, но в смеси она значительно выше, чем чистый раствор изоамилацетата, вещества, содержащегося в большом количестве в феромоне жала.
Свой следовой феромон менотерпен гераниол пчела получает непосредственно из растений. Этот аттрактант извлекается из ароматических веществ цветков.
Учёные пошли дальше в своих поисках и задались новым вопросом, что если имеются среди пчёл притягивающие вещества, аллектины, то должны быть и феромоны обратного действия. И действительно, запах чужого улья действует на пчёл отталкивающе, так же отталкивающе дейст-вует феромон раненой пчелы, ведь ни одна пчела не поможет раненой, не поделится кормом, не пустит в жильё. Здоровые же пчёлы делятся щедро между собой кормом.
Не менее чувствительны пчёлы к чистоте воска, из которого изготовлены вощина или маточные мисочки. Часто пчеловоды говорят, что поставленную в улей вощину пчёлы грызут или не все поставленные в семью-воспитательницу личинки в мисочках приняты. От чего это зависит? Дело в том, что пчёлы не терпят любой подделки, фальсификации. И в этом легко можно убедиться. Бывают случаи, когда недобросовестные пчеловоды под видом воска стараются сдать на заготовительные пункты технический, подкамуфлированный церезин, стеарин и др. Такой “воск”, попав в вощину, сохраняет неприятный для пчёл запах, и они с яростью грызут её, а достроенная рамка становится негодной.
И всё же почему не все мисочки превращаются в маточники? Оказывается, процент приёма может быть меньше или больше опять же в зависимости от происхождения воска, из которого сделаны мисочки, и в зависимости от того, вводились ли они раньше в улей. Замечено, что чем больше в воске прополиса, тем меньше процент приёма маточных личинок. Поэтому во всех практических рекомендациях можно найти совет, чтобы маточные мисочки изготавливались из чистого воска-капанца. Но и при этом условии ещё не обеспечивается полный приём личинок. Оказывается, если до закладки маточников подержать прививочную рамку в улье с пустыми мисочками, то процент принятых затем личинок возрастёт в 3-4 раза. Пока рамка находится в улье, она пропитывается лёгким запахом не очень стойкого и недолго сохраняющегося на воздухе пахучего вещества.
Мы часто говорим, что когда есть в природе взяток, тогда пчёлы будут отстраивать соты. Это верно, но верно и то, что строительство восковых сотов вызывается ответной реакцией на появление в улье очень хрупкого и летучего жирного вещества матки несколько беловатого цвета со слабым характерным запахом. Появление его и заставляет пчёл строить качественные соты.
Возникает вопрос, что даёт изучение запахов феромонов, каково их практическое значение? Вопрос не простой, и учёные всё с большей настойчивостью работают над ним. Оказывается, здесь заложены безграничные возможности для моделирования и построения многих технических систем хеморецепции. Кроме того, с помощью запахов можно научиться управлять поведением пчёл или животных, так как, например, стрессы, внутривидовые конфликты оказывают непосредственное влияние на их численность и продуктивность. Сейчас синтезированная 9-кетодеценовая кислота в 1%-ной концентрации может подавлять функционирование яичников рабочих пчёл и выращивание ими новых маток. А это, значит, способствует поддержанию семьи в рабочем состоянии. Нанесение феромонов на тело матки, только что прибывшей из пчелопитомника, обеспечивает её 100%-ный приём.
Созданный в институте биохимии гормональный препарат стал находить широкое применение у нас в стране для повышения продуктивности семей пчёл. В 1989 г. было использовано 0,5 млн. доз, при этом увеличение производства продуктов пчеловодства товарного мёда составило от 40 до 100%. И характерно то, что этот препарат способствует увеличению откладки яиц маткой, а вырастающие из них поколения отличаются относительной устойчивостью даже к экстремальным условиям обитания.
Феромоны можно применять и в борьбе с вредителями. Например, синтетическими анало-гами ювенильных гормонов извлечённых из брюшка самца, можно остановить развитие насекомого на стадии личинки, что в конечном итоге приводит их к гибели. А антиювениальные гормоны или их аналоги вызывают преждевременное развитие личинок. И в этом случае насекомое погибает намного быстрее.
В настоящее время известны более 100 феромонов только у насекомых и многие из них удалось расшифровать. Но и это небольшое количество может дать представление об их значении.
Опытные и научные данные свидетельствуют в настоящее время о том, что всей жизнедеятельностью семей пчёл управляют не столько инстинкты (пищевой, половой и оборонительный), сколько элементы мышления, деятельность ЦНС пчёл. Ещё Демокрит говорил: “…нет ни одного живого существа неразумного в прямом смысле слова”.
Из этого следует, что на одном конце дирижёрской палочки у пчёл инстинкты, т.е. сложные прирождённые формы поведения, выработанные в процессе эволюции и передающиеся по наследству. А на втором конце – элементы мышления, т.е. восприятия, обобщение, запоминание и целесообразность действий семей в соответствии с изменяющейся обстановкой. При этом руководящими исполнителями палочки всё же являются не матка, а рабочие пчёлы в возрасте от 12 до 25 дней, которые представляют основную массу семьи. Только они осуществляют отстройку гнёзд, замену маток, если она плохо откладывает яйца, только они удаляют старых и молодых пчёл, если они искалечены или слабосильны, приносят нектар, пыльцу, воду в улей и многое другое. Не зря же у пчёл и мозг развитее и больше, чем у маток и трутней. А органом “разума и интеллекта” являются грибовидные тела или особые клетки ЦНС, которые собраны в две обонятельные доли, находящиеся в нижней части мозга, а от них веточки – нервы отходят к органам обоняния, усикам. Такое строение нервной системы даёт возможность обучать пчёл. Например, при дрессировке они могут распознавать цвета и некоторые геометрические фигуры, общаясь между собой, они могут передавать опыт.
Нервный центр активно участвует в формировании ответа на химический стимул. Так сведения о запахе, поступающие по нервным волокнам, вызывают непосредственный ответ, запрограммированный природой, никаких других реакций под влиянием феромонов у пчёл не происходит. Схема: феромон-пчела; специфический сигнал (запрос) – определённое биологическое действие (ответ). Это у пчелы, а в семье?
Чтобы ответить на этот вопрос, надо вспомнить книгу И.Халифмана “Скрещённые антенны”. Там он говорит, что главное орудие общения то, которое превращает семью, состоящую из многих тысяч насекомых, в единое целое – это антенны (усики), с помощью которых передаются все сигналы. Скрещенные антенны, передающие сигналы, “распространяющиеся в семье, как бурная цепная реакция, являющаяся каким-то подобием нервной системы организма”. Здесь пчелосемья представляет собой целостность единого организма, а пчела – одну из его клеток.
Но и в этом случае организм не будет слаженно работать, если не дать ему одно очень важное звено – язык общения пчёл, который был бы им понятен. И он у них есть. Только по сигналу они дружно берутся за его исполнение, чего бы это им ни стоило, часто жертвуя собой. Язык общения настолько действенен, что, даже оставшись небольшой группой, пчёлы идут на выполнение сигналов. Например, разделение труда продолжает существовать, если в семье будет более двух пчёл, их агрессивность, сказывающаяся в форме нападения на чужака, проявляется при наличии не менее 10 пчёл, развитие яйцевых трубок у молодых, только что вышедших из куколок пчёл, происходит должным образом лишь в группах, состоящих не менее чем из 20 пчёл. Термогенез (выработка тепла) может осуществляться при наличии не менее 30 пчёл, а продолжитель-ность жизни будет происходить более нормальная в группах, насчитывающих не менее 100 пчёл. Привлекательная сила пчелы к своим особям проявляется только тогда, когда число пчёл достигает 50.
Как видим, язык запахов у пчёл в особом почёте. Он надёжно связывает их, они бесприкословно повинуются химическому сигналу, рождаясь ли со знанием языка запахов или обучаясь ему позднее. (Л.Зевахин, Украина).

14:02
58
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...